Нелли Кобзон поделилась подробностями семейной жизни с покойным мужем

459e9996a16d3874d5ef76e63ed64b49

Нинeль Миxaйлoвнa Кoбзoн, супругa эстрaднoгo aртистa Иoсифa Кoбзoнa, скoнчaвшeгoся в 2018 гoду, нaкaнунe свoeгo юбилeя рeшилa рaсскaзaть «МК» o свoeй сeмeйнoй жизни. Жeнщинa сooбщилa, чтo с-зa пaндeмии eй пришлoсь пeрeнeсти свoй дeнь рoждeния: «Мы пoсoвeщaлись с сeмьeй, с дeтьми — и рeшили нe oтмeнять ни в кoeм случae, a пeрeнeсти, чтoбы мoжнo былo пoвeсeлиться нa пoлную кaтушку, нaкрыть стoлы и приглaсить музыкaнтoв. Нo сeйчaс нe тo нaстрoeниe у людей и неважный (=маловажный) те задачи».

Кобзон призналась, точно очень скучает по супругу: «Смириться я, по-видимому, уже смирилась. Но, конечно, беспредельно скучаю. Мне очень, очень никак не хватает Иосифа Давыдовича. Я с ним прожила всю житье-бытье, сорок восемь лет, и в 2021 году у нас была бы золотая розовая (10 лет). И я жила с ним как у Христа ради пазухой. Он был такой мощной стеной, решал безвыездно проблемы — не то что мои, а всего ((и) делов человечества… Я считаю: мне посчастливилось протранжирить жизнь с человеком, не побоюсь сего слова, великим». Также Нелли добавила, точно Кобзон был ко всем людям добр, пытался на каждого оказать помощь: «С утра начинались звонки, и все на свете — с бесконечными просьбами: кому-то приходится в больницу, кому-то прописаться, а кто такой-то просит билеты в цирк… И по сей день эти вопросы он обязательно решал, никому сродясь не отказывал».

Жена великого певца заявила, а он всегда был занят полезным делом, даже если когда ей хотелось вместе с ним кидать время: «Дескать, вместо того с намерением бегать по всем этим делам, начинать лучше пойдем куда-то в (театральные) подмостки, в гости, в музей… Он говорил: \’Я но тебе не запрещаю! Ходи в музеи, в театры, так мне гораздо важнее делать какие-в таком случае полезные дела». И я его никогда без- видела в праздности… И я поняла, что сие его жизнь и ему иначе отчаянно существовать. И я тогда примирилась и поняла, что-нибудь он в какой-то степени, по видимости, мессия. Потому что не в одни руки это дано…«

Также Кобзон вспомнила, сиречь сильно переживала, когда муж уезжал в \’горячие точки»: «У меня было картина, которое даже трудно описать. Равно как будто меня било электричеством, т. е. в розетку меня включили, где 220 дорожка. Я не могла сидеть, стоять, меня шабаш время колотило, и я постоянно то смотрела брехло, то звонила кому-то».

Нинель, говоря об отношениях с мужем, сообщила, подобно как всеми бытовыми делами она занималась отдельно, так как «ему не нужно было брать уроки приземленными делами». «Он занимался никого кроме творчеством, глобальными делами, много парение был депутатом Госдумы, парламентарием, его интересовали старшие государственные дела, проекты, концерты, календарь… Я старалась снять с него обязанности, которые могла претворить в жизнь сама. И спасибо, что он, в общем, далеко не мешал… Но в целом, повторюсь, я была ахти счастливая женщина. Я и сейчас счастливая, оттого что вспоминаю наши прожитые годы, наши поездки, бесконечные турне…» — вспоминает Кобзон.

Иосиф Кобзон, до словам жены, был очень внимателен к мелочам, вследствие этого каждый день дарил цветы, а самопроизвольно не любил получать подарки. Эквилибрист только коллекционировал зажигалки, которыми обменивался с Владимиром Высоцким.

Елена нашла общий язык с матерью Кобзона, как ни говорите родные и близкие друзья ей говорили, фигли для него мама всегда пора и совесть знать самым святым человеком. «Вот а там бывшие его жены говорили, что-что мама была против них, настраивала его, спала посредине… Сие, конечно же, неправда, потому почто я знаю его маму очень хорошенько, мы жили какое-то исполнившееся вместе», — отметила женщина.

По поводу воспитания двоих детей — сына Андрея и дочери Натальи — Нинель заявила, точно он был строгим отцом: «Иосиф был весть строгим отцом по отношению к сыну и, наизворот, очень любил, баловал дочку. Вследствие этого он лукавил, когда говорил, фигли строг был и к сыну, и к дочери. В закромах, он строг был только к сыну. Храбрый тогда очень обижался, а я всегда его защищала и подставлялась около какой-то укор со стороны Иосифа. Однако теперь понимаю, что он тут был прав, потому что мальчиков не мешает более строго держать и более тщательно к ним относиться».

В заключение супруга покойного Кобзона рассказала о свих мечтах: «Для меня не долго думая очень важно сохранять память об Иосифе Давыдовиче. Да мы с тобой сделали домашний музей, и там столько орденов и медалей! Я безотложно мечтаю перевезти его в Москву, воеже люди могли видеть, чего может убиться человек, придя в Москву с кусочком сала в рюкзачке после спиной. И я бы хотела, чтобы мнемозина о нем никуда не уходила, звучали его песни, затем чтобы дети знали, кто такой Кобзон».

Комментарии и размещение обратных ссылок в настоящее время закрыты.

Комментирование записей временно отключено.